Теилим 119 – как избежать брахи-леватала или почему Авраам не прервал «Акеду»

Теилим 119:12

ברוך אתה ה׳ למדנ׳ חקיך «Барух Ата Ад-най ламедэни хукэха» — (Благословен Ты, Г-сподь Б-г, научи меня Своим законам).

В иудаизме есть строгий запрет на напрасное употребление Имени Вс-вышнего. Такой запрет называется לבטלה «леватала».

Точно так же запрещено произносить благословение, в котором нет никакой надобности — ברכה לבטלה – браха-леватала (напрасная браха).

Пример напрасной брахи: человек забыл, какую браху надо сказать, но уже произнес начало брахи с Именем Творца. Или другой случай: произнес браху, забыл об этом, на что-то отвлекшись, и начал произносить ее снова.

Произнесший напрасную браху должен немедленно сказать:

ברוך שם כבוד מלכותו לעולם ועד

«Барух Шем Кевод Малхуто ле Олам Ваэд» —

(Благословенно Имя славы Царства Его во веки веков).

 

Но Хазаль советуют еще один способ исправить «браху-леватала».

В Теилим 119:12 есть такой стих: «Барух Ата Ад-най ламедэни хукэха» — (Благословен Ты, Г-сподь Б-г, научи меня Своим законам).

И тот, кто произнес начальные слова брахи с Именем Ашема:        «Барух Ата Ашем…» и вспомнил, что нет надобности в ней, может смело заканчивать словами: «ламедэни хукэха» – (научи меня Своим законам).

Таким образом, прочитав полную фразу из Теилим, такой человек не произносит Имя Б-га напрасно.

(По материалам istok.ru)

Где в Торе намек на Браху — леватала

События жизни Авраама предзнаменовали то, что суждено будет пережить еврейскому народу: «Дела отцов — знак для сыновей» (Трактат Сота, 34)

Акеда«связывание» Ицхака, 10-ое и последнее из испытаний Авраама, — подобна последнему испытанию, выпавшему на долю евреев.

Ключ к пониманию акеды заключен в следующих стихах:

«И устроил там Авраам жертвенник, разложил дрова, и, связав своего сына Ицхака, положил его на жертвенник поверх дров. Авраам простер свою руку и взял нож, чтобы резать своего сына Ицхака. Но ангел Ашема воззвал к нему с неба и сказал: «Авраам! Авраам!»

И он (Авраам) сказал: «Вот я».

И он (ангел) сказал: «Не поднимай своей руки на отрока и не делай ему ничего, ибо теперь я знаю, что ты боишься Ашема…». (Берешит 22:9—12)

Возникает вопрос: почему ангел дважды повторяет:

«Не поднимай своей руки на отрока…» и «… не делай ему ничего?»

Мудрецы объясняют, что после того как ангел в первый раз велел Аврааму остановиться, Авраам попросил:

«Позволь мне, по крайней мере, сделать небольшой надрез или отметку на теле Ицхака, чтобы мой приход сюда не был напрасным».

На что ангел отвечает: «… не делай ему ничего».

Дополнительная фраза ангела — это ответ на просьбу Авраама позволить пролить хотя бы каплю крови, и только после второй, уточняющей фразы ангел объявляет: «Теперь я знаю, что ты (действительно) боишься Ашема».

Раби Йехиэль Таубер — глава колеля «Мехон Аора», объясняет это так: «Перед жертвоприношением тот, кто собирается резать жертвенное животное, должен произнести благословение. Очевидно, Авраам так и сделал перед тем, как принести в жертву своего сына. Поэтому, когда в Торе говорится: … он простер свою руку, чтобы резать своего сына», — из этого следует, что он уже произнес благословение.

Внезапно ангел говорит Аврааму: «Остановись! Не поднимай своей руки на отрока…»

Какой же была первая реакция Авраама?

«Неужели я произнес браха-леваталанапрасное благословение!?» (По еврейскому закону если человек уже произнес благословение, предшествующее какому-то действию, то это действие обязательно должно быть выполнено. Иначе получается браха-леватала — напрасное благословение, за которое полагается суровое наказание.)

Всем своим существом Авраам был настроен на выполнение воли Ашема, но, когда ангел удержал его после произнесения благословения, он не знал, как поступить.

Поэтому Авраам и попросил у ангела позволения пролить хотя бы немного крови. Авраам хотел пусть символически выполнить акт жертвоприношения и, тем самым, завершить благословенное уже действие.

Однако ангел велел ему воздержаться даже от символического кровопролития. «Не делай ему ничего» (т.е. не делай попытки пролить даже малую кровь).

И затем ангел заявляет: «Теперь я знаю, что ты боишься Ашема…», как будто говоря: «Вместо того, чтобы радоваться тому, что жизнь сына спасена, первая твоя мысль — об исполнении слова Ашема. Если ты так сильно беспокоишься о выполнении Его воли, сокрушаясь по поводу благословения, произнесенного понапрасну, если ты готов принести в жертву своего сына, значит, ты доказал, что боишься Ашема».

 Почему же ангел не позволил Аврааму сделать даже крошечную отметку? Зачем вынудил Авраама совершить браха леватала! 

Было ли это в полном смысле напрасное благословение?

По правде говоря, оно вовсе не было напрасным. Каждая мысль, каждое приготовление, каждое слово молитвы и благословения, вышедшие из его святых уст, перенеслись на его потомков, у которых не было возможности сделать этого.

Евреи, погибшие от рук нацистов, европейцев, крестоносцев, христиан, римлян и прочих орд «бесчеловечных человеков», умерли не бессмысленной смертью, и не имеет значения, были они образованными или нет, невиновными или виновными.

Раз они убиты за то, что были евреями, смерть сделала их святыми.

Таким образом, когда Ашем приказал Аврааму принести в жертву своего сына, тот действительно выполнил приказ, но произошло смещение времени. Авраам совершил все приготовления с правильными намерениями. Но жертвой стал не Ицхак, а его будущие потомки, на долю которых выпало предназначенное ему. Они стали преемниками приготовлений Авраама.

Его благословение ни в коем случае не было напрасным.

Убийство евреев во все времена соединено с акедой — чистотой и святостью, проявленными Авраамом при связывании Ицхака.

Поколение Катастрофы шло в огненную печь, как звено единой цепи, берущей начало от Авраама. Его намерения перешли на их действия, и его заслуги обеспечили им бессмертие.

 (Рав Эзриэль Таубер)

Добавить комментарий