Можно ли евреям свистеть — запреты наших бабушек

В 5736 году на Фарбренгене в честь Рош-Ходеш месяца Хешван (октябрь 1975 года) Любавичский Ребе вдруг обратился к собравшимся посреди пения и сделал знак пальцами «свистеть».

Сразу же многие хасиды начали свистеть, и атмосфера радости заполнила «Севен-севенти».

Несколько месяцев спустя, на Фарбренгене в честь праздника Пурим, Ребе ответил на все сомнения, вызвавшие его действие, заявив, что в его поступке нет ничего предосудительного, и описание подобного поведения мы находим еще в книгах пророков.

Так в книге Шмуэль II рассказывается о том, как царь Давид перенес Ковчег завета со скрижалями в Иерусалим. Все происходило подобно тому, как сегодня празднуют внесение Свитка Торы в синагогу. Ковчег сопровождала большая процессия и, конечно, царь Давид возглавлял это шествие:

«И было, когда несшие ковчег Б-жий проходили шесть шагов, резал он в жертву тельца и овна. И Давид плясал изо всех сил пред Г-сподом; а опоясан был Давид льняным эйфодом. Так Давид и весь дом Исраэлев несли ковчег Г-сподень с кликами (свистами) и под звуки шофара». (Шмуэль II, 6: 13–16).

Давид танцевал подобно тому, как танцуют евреи на празднике Симхат-Тора. Более того, его поведение не укладывалось в рамки того, что позволено было царю на глазах его подданных. Преисполненный радостью, Давид скакал, как хасид, а не как царь.

Михаль, дочь Шауля, жена Давида, стоя у окна, наблюдала за процессией и диким поведением Давида, которое ей очень не понравилось:

«И когда возвратился Давид, чтобы благословить дом свой, вышла Михаль, дочь Шауля, навстречу Давиду и сказала: «Сколь почитаем был ныне царь Израилев, когда выставлял себя сегодня пред глазами рабынь рабов своих, как выставляет себя напоказ какой-нибудь пустой человек!» (Шмуэль II, 6: 20)

Танах продолжает: «И сказал Давид Михаль: «Пред Г-сподом, Который предпочел меня отцу твоему и всему дому его, поставив меня вождем народа Г-сподня, Израиля, буду веселиться я. И я еще больше унижу себя, и стану еще ничтожнее в глазах своих, а пред рабынями, о которых ты говорила, — пред ними я буду славен» (Шмуэль II, 6: 21–22).

Мидраш поясняет: «Сказал ей Давид: «В доме отца твоего не оказывали уважения Небесам, но заботились об уважительном отношении к самим себе. Но я не думаю о самоуважении и забочусь только об уважении к Создателю. То, что я танцевал перед Г-сподом, засчитывается мне в заслугу, и поэтому Всевышний выбрал меня, а не твоего отца. И Он считал подобающим, что я должен смирять себя перед Ним, и я был униженным в глазах Его во всем, но для меня это не стыд, а честь».

(Рав Авраам Вольф — гл. Равин Одессы и Юга Ураины)

Идея свиста, которую поощрял Ребе состоит в том, чтобы во время радости пробудить еврейскую точку в человеке, помочь еврею ощутить полноту радости от мицвы и во время мицвы.

Ребе указал несколько источников в Торе, указывающих на свист во время радости при исполнении заповеди:

«И будет в тот день: Свистнет Б-г мухе, что сидит в дальнем конце протоков египетских, и пчеле, что в стране ассирийской». (Йешаяу 7:8)

«Свистну им как пастух, и соберу, ибо выкупил их…». (Захария 10:8).

Талмуд подчеркивает, что пророк имеет в виду свист в буквальном смысле.

(Талмуд, трактат «Хулин» 63а) 

Как видим, слово свист упоминается в пророках в связи с Самим Ашемом, и значит происходит со стороны Святости.

Понятно, что еврейские источники говорят о свисте только в связи с радостью мицвы, которые имеет источник от стороны Святости, а не свист, связанный с диким и разгульным поведением, который со стороны нечистоты.

(Рав Ави Гедж)

Добавить комментарий